Траектория События, Алена Сибирякова

Мы уже писали о книге Алены Сибиряковой — "Траектория события", те кто читал предыдущие новости уже наверняка прочитали часть глав этой книги, некоторые возможно даже приобрели себе книгу и прочитали её полностью.

Для тех же кто пока ничего о ней не слышал, мы решили выложить небольшую аннотацию и провести интервью с автором, что бы наконец выяснить о книге и авторе если не все, то хотя бы разобраться немного с мыслями автора, узнать о том, что побудило Алену Сибирякову написать именно эту книгу, о её эмоциях, впечатлениях, стиле, о людях которым интересна такая литература и тд. Ну и конечно же по ссылке вы можете прочитать часть книги: "Траектория события"

Итак, прошу! Интервью с автором новой книги "Траектория События" — Аленой Сибиряковой:

Аннотация

Изложение притч и новелл, вошедших в сборник, ближе всего к стилю женских дневниковых записей. Иногда они касаются реальных людей, живущих в современной Украине, иногда — жителей далеких стран Ближнего Востока и Азии. Каждая из частей книги – «Ученица», «Иллюзии», «Странствия», «Траектория События» по-своему рассказывает о событиях, встречающихся на пути следования автора. Их можно объединить оной фразой – все они о странствиях вымышленных и реальных.

Интервью

«С точки зрения деятельности событие – это действие». Фраза, положена в эпиграф книги, не моя она принадлежит моему партнеру, Александру Бланку, — признается автор, — но она очень соответствует моему характеру, а теперь, наверное, еще и профессии. За последние 10 лет я успела поменять профессию журналиста на «пиарщика», успела поучаствовать в ряде избирательных кампаний, организовала компанию Группа РОСТ, предприняла ряд экстремальных поездок в страны «третьего мира». Книга, по сути, явилась очередным этапом в моей деятельности и новым опытом взаимодействия с широкой читательской аудиторией.

- Широкой?

- Книгу сегодня читают разные люди, среди них финансовые аналитики, и социологи, и журналисты. Оказалось, что сегодня, как никогда востребованы тексты, несущие позитивный эмоциональный заряд – то, что сегодня компенсирует не столько литературные произведения, сколько женские журналы. В этом смысле большая часть притч и новелл сборника им сродни, их можно легко прочитывать за чашкой кофе и во время путешествий самолетом или поездом. А вот финальные повести, которые, как мне казалось, будут особенно любопытны ввиду того, что в их основу положена моя деятельность как PR специалиста, вызвали множество нареканий – зачем, мол, упоминать украинских политиков в литературе.

- А что заинтересовало политиков, известно, что первым покупателем стал один из депутатов ВР.

- Наверное, правильнее было бы задать этот вопрос им самим. Сегодня становится модным, чтобы «звезды» политики рекламировали твой продукт, но для меня куда более важной является обратная связь по книге от «братьев по цеху» — писателей – Андрея Куркова, Любко Дереша, Антона Фринлянда, редакторов изданий, которые имеют высокую репутацию, Александра Швеца и Кости Дорошенко. Это очень разные люди, каждый из которых создает свою реальность, по-своему чувствует тексты, образ, имеет свое собственное видение по ситуации.
В общении с политиками, мы, как правило, выходим за круг обсуждения качества моей книги, для меня важнее то, что, невзирая на занятость, эти люди все-таки нашли время для посещения публичного культурных мероприятий.

- Так вы «пиарщик» или писатель?

- На сегодняшний день основная сфера моей деятельности, которая позволяет мне зарабатывать – является консалтинг и управление проектами, поэтому, безусловно, «пиарщик». И к созданию проекта книги я во многом подходила именно с этой стороны. Понимая, что современный читатель привык воспринимать качественную визуальную информацию, по-новому подошли к дизайну книги, положив в его основу элементы каллиграфии и изображений реальных культурных артефактов. Фотографии, использованные в книге, и сделанные в ходе путешествий по странам Ближнего Востока, также послужили выходу в свет первой серии открыток «Артефакты», идея которых принадлежит Полине Гаджиевой. Получился своеобразный «book art».
Однако, трезво оценивая состояние книгоиздательского рынка Украины вцелом и востребованность в русскоязычных авторов в частности, мне не представляется возможным поменять свою профессию, во всяком случае, в ближайшие пару лет. Но работать над текстами буду продолжать обязательно,

- Вы говорили, что Вы предпочитаете писать в поездках, а не в Киеве, для этого выбираете экзотические страны – Ближнего Востока, Азии, Северной Африки , что Вас привлекает в них ?

- Открытость и необычность этих культур. Когда впервые довелось посетить Индию, была удивлена тем, что нищие обездоленные люди в этой стране все время улыбаются, их дув жив, чего, например, не скажешь, про современных индейцев. Последние очень схожи в своих проявлениях с нами, украинцами. Культура, в которой пребывают сегодня индейцы имеет мало общего с корнями древнеиндийских цивилизаций и племен, во время колонизации и позже их связи с корнями были практически уничтожены, культура претерпела сильные трансформации под воздействием более мощных иноземных влияний, в итоге, нация потеряла свою аутентичность. В этом смысле украинцы – ближайшие братья индейцев, у нас с ними схожая судьба.
Так что, пребывая в этих странах, удается лучше понять глубинные проблемы в своей собственной стране.

- О чем вы планируете писать в своей следующей книге?

Есть два вопроса, на которые я предпочла бы не отвечать,
о чем будет следующая книга и о чем первая, важно, чтобы читатель сам составил представление о них .
Единственное, что могу сказать, и в первой и второй книге будет обязательная часть, связанная с моими путешествиями, это огромный опыт наблюдений и умозаключений, который ты приобретаешь в сжатые сроки, путешествия позволяют взглянуть на жизнь в твоем собственном отечестве по-новому.
Я также не могу пообещать, что НЕ буду писать про PR , ведь в этой профессиональной деятельности я уже десять лет. Но излагать профессиональные тайны предпочту не с не с академической точки зрения, а с ироничной, житейской — например, исследуя, во что превращается человек, в ситуации, когда вся его жизнь – сплошной – PR.